01:28 

Варвара Малахиева-Мирович (1869-1954)

О третьем годе
Мучилась я, Зиночка, головой.
Прямо скажу, что была я вроде
Порченой какой.

Голова болеть начинает—
Сейчас мне лед, порошки,
А я смеюсь, дрожу — поджидаю,
Прилетят ли мои огоньки.

День ли, ночь ли — вдруг зажигается
Вокруг звезда за звездой.
В хороводы, в узоры сплетаются,
Жужжат, звенят, как пчелиный рой.

Церковь над ними потом воссияет
Неведомые хоры поют —
Не то меня хоронят, не то венчают
Не то живую на небо несут.

И так я эту головную боль любила.
Срывала лед, бросала порошки,
Но матушка-сиделка усердно лечила —
Так и пропали мои огоньки.

19:18 

Бертольт Брехт

ЛЮБОВНАЯ ПЕСНЯ ПЛОХИХ ВРЕМЕН

Все наши встречи — дружбе не порука,
Хотя с тобою были мы близки.
Когда в объятьях грели мы друг друга,
Мы друг от друга были далеки.

И встреться мы сегодня на базаре —
Могли б сцепиться из-за связки лука:
Хотя в объятьях грели мы друг друга,
Все наши встречи — дружбе не порука.

Перевод В.Куприянова

1939-1947 гг.
читать дальше

01:38 

Ода Сальвадору Дали

Из-за этого стихотворения я жалею, что не знаю испанского. Несмотря на то, что перевод неплох. Просто хочется почувствовать его на языке, вникнуть в этот идеальный порядок строк, в его структуру.
О, хотя об испанском я желаю из-за многих его стихотворений.


Федерико Гарсия Лорка
Ода Сальвадору Дали

Та наскальная роза, которой ты бредишь.
Колесо с его синтаксисом каленым.
Расставание гор с живописным туманом.
Расставанье тумана с последним балконом.

Современные метры надеются в кельях
на стерильные свойства квадратного корня.
В воды Сены вторгается мраморный айсберг,
леденя и балконы и плющ на балконе.

Осыпается с окон листва отражений.
Парфюмерные лавки властями закрыты.
Топчут сытые люди мощеную землю.
Утверждает машина двухтактные ритмы.

Дряхлый призрак гераней, гардин и унынья
по старинным домам еще бродит незримо.
Но шлифует зенит свою линзу над морем
и встает горизонт акведуками Рима.

Моряки, незнакомые с ромом и штормом,
истребляют сирен по свинцовым лиманам.
Ночь, чугунная статуя здравого смысла,
полнолуние зеркальцем держит карманным,

Все желаннее форма, граница и мера.
Мерят мир костюмеры складным своим метром.
Натюрмортом становится даже Венера,
а ценителей бабочек сдуло как ветром.

+


По-испански.

19:17 

Слово — плод
Она стоит на моих ресницах
И волосы её в моих струятся,
Она по форме моей руки,
Цвету глаз моих, в тени моей
Она тает как камень в небе.

Она всегда раскрыв глаза
И мне не разрешает спать.
Сны её света полны,
Чтобы сочиться солнцами,
Смешить меня и расстраивать,
Говорить, даже когда говорить нечего.

Поль Элюар

13:45 

Слово — плод
Здесь излияние души,
Она прорывается сквозь тенистые шлюзы, вечно пробуждая
вопросы:
Откуда эти томления? Откуда непонятные мысли?
Почему многие мужчины и женщины, приближаясь ко мне,
зажигают в крови моей солнце?
Почему, когда они покидают меня, флаги моей радости никнут?
Почему, когда я прохожу под иными деревьями, меня осеняют
широкие и певучие мысли?
(Я думаю, и лето и зиму они висят на ветвях и роняют плоды
всякий раз, когда я прохожу.)
Чем это я так внезапно обмениваюсь с иными прохожими?
И с каким-нибудь кучером омнибуса, когда я сижу с ним
на козлах?
И с каким-нибудь рыбаком, что выбирает сети, когда я прохожу
по побережью?
Откуда это доброе чувство, которое так
щедро дарят мне
мужчины и женщины?
Откуда у меня такое же чувство к ним?

Уолт Уитмен

12:27 

Китс

Слово — плод
ЧТО СКАЗАЛ ДРОЗД
Из письма Дж. Рейнольдсу

О ты, кому в лицо дышала вьюга,
Чей взор томили тучи снеговые
И меж ветвями – стылых звезд огни,
Тебе весна трикраты будет жатвой.

О ты, кому единственною книгой
Был свет верховный тьмы, тебя питавшей
За ночью ночь, когда скрывался Феб, –
Тебе рассвет трикраты будет утром.

За знаньем не гонись – я знаю мало,
Но по весне сама родится песня.
За знаньем не гонись – я знаю мало,
Но Вечер мне внимает. Тот, кто мыслью
О праздности терзается, не празден,
И тот не спит, кто думает, что спит.

19:09 

Джозеф Редьярд Киплинг (Joseph Rudyard Kipling)

Ниёлка
one step at a time
ДЕТИ МАРФЫ
(перевод Д.Закса)

Дети Марии легко живут, к части они рождены благой.
А Детям Марфы достался труд и сердце, которому чужд покой.
И за то, что упреки Марфы грешны были пред Богом, пришедшим к ней.
Детям Марии служить должны Дети ее до скончанья дней.

Это на них во веки веков прокладка дорог в жару и в мороз.
Это на них ход рычагов; это на них вращенье колес.
Это на них всегда и везде погрузка, отправка вещей и душ,
Доставка по суше и по воде Детей Марии в любую глушь.

'Сдвинься', - горе они говорят. 'Исчезни', - они говорят реке.
И через скалы пути торят, и скалы покорствуют их руке.
И холмы исчезают с лица земли, осушаются реки за пядью пядь.
Чтоб Дети Марии потом могли в дороге спокойно и сладко спать.

Смерть сквозь перчатки им леденит пальцы, сплетающие провода.
Алчно за ними она следит, подстерегает везде и всегда.
А они на заре покидают жилье, и входят в страшное стойло к ней.
И дотемна укрощают ее, как, взяв на аркан, укрощают коней.

Отдыха знать им вовек нельзя, Веры для них недоступен Храм.
В недра земли их ведет стезя, свои алтари они строят там,
Чтобы сочилась из скважин вода, чтобы, в землю назад уйдя,
Снова поила она города, вместе с каждой каплей дождя.

Они не твердят, что Господь сулит разбудить их пред тем, как гайки слетят,
Они не бубнят, что Господь простит, брось они службу, когда хотят.
И на давно обжитых путях и там, где еще не ступал человек,
В труде и бденье - и только так Дети Марфы проводят век.

Двигая камни, врубаясь в лес, чтоб сделать путь прямей и ровней,
Ты видишь кровь - это значит: здесь прошел один из ее Детей.
Он не принял мук ради Веры святой, не строил лестницу в небеса,
Он просто исполнил свой долг простой, в общее дело свой вклад внеся.

А Детям Марии чего желать? Они знают - ангелы их хранят.
Они знают - им дана Благодать, на них Милосердья направлен взгляд.
Они слышат Слово, сидят у ног и, зная, что Бог их благословил,
Свое бремя взвалили на Бога, а Бог - на Детей Марфы его взвалил.

The Sons Of Martha.

08:20 

O Captain My Captain by Walt Whitman

O Captain My Captain
Walt Whitman

О Captain! my Captain! our fearful trip is done,
The ship has weather'd every rack, the prize we sought is won,
The port is near, the bells I hear, the people all exulting,
While follow eyes the steady keel, the vessel grim and daring;
But О heart! heart! heart!
O the bleeding drops of red,
Where on the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead.

О Captain! my Captain! rise up and hear the bells;
Rise up-for you the flag is flung-for you the bugle trills,
For you bouquets and ribbon'd wreaths-for you the shores
a-crowding,
For you they call, the swaying mass, their eager faces turning;
Here Captain! dear father!
This arm beneath your head!
It is some dream that on the deck,
You've fallen cold and dead.

My Captain does not answer, his lips are pale and still,
My father does not feel my arm, he has no pulse nor will,
The ship is anchor'd safe and sound, its voyage closed and done,
From fearful trip the victor ship comes in with object won;
Exult О shores, and ring О bells!
But I with mournful tread,
Walk the deck my Captain lies,
Fallen cold and dead.


перевод М. Зенкевича

22:07 

Станислав Гроховяк (1934-1976) (Перевод с польского Булата Окуджавы)

К ВАМ, ПАНИ

Горький чай люблю я, пани,
Из твоих прохладных кубков,
И твою седую крысу
Видеть возле ног привык,

С кочергой веду беседы,
И с карбидной лампой ссорюсь:
Непристойна эта дама,
Ни к селу в твоем дворце.

Ах, и все-таки прекрасны
Пыль, созвездья паутины,
Пыточная тьма подвала,
Где грудинка на крюке...

Нравится мне дом твой, пани,
Потускневший, феодальный,
Твоего ребра служитель
И вассал твоих волос.

11:39 

Уильям Батлер Йейтс

Он мечтает о небесных шелках.

Имей я неба вышитого шелк
Цвета златых лучей и серебра свеченья,
Туманно-голубой и темно-синий шелк
Из света, тьмы и сумеречной тени
У ног твоих его бы расстелил
Но я бедняк, и все что есть - мечты мои
К твоим ногам я постелил мои мечты
Ступай же осторожно,
по моим мечтам
______________ ступаешь ты.

перевод Григория Кружкова

01:13 

Редьярд Киплинг.

МОЛИТВА ВЛЮБЛЁННЫХ

Серые глаза... Восход,
Доски мокрого причала.
Дождь ли? Слёзы ли? Прощанье.
И отходит пароход.
Нашей юности года...
Вера и Надежда? Да -
Пой молитву всех влюблённых:
Любим? Значит навсегда!

Чёрные глаза... Молчи!
Шёпот у штурвала длится,
Пена вдоль бортов струится
В блеск тропической ночи.
Южный Крест прозрачней льда,
Снова падает звезда.
Вот молитва всех влюблённых:
Любим? Значит навсегда!

Карие глаза - простор,
Степь, бок о бок мчатся кони,
И сердцам в старинном тоне
Вторит топот эхом гор...
И натянута узда,
И в ушах звучит тогда
Вновь молитва всех влюблённых:
Любим? Значит навсегда!

Синие глаза... Холмы
Серебрятся лунным светом,
И дрожит индийским летом
Вальс, манящий в гущу тьмы.
- Офицеры... Мейбл... Когда?
Колдовство, вино, молчанье,
Эта искренность признанья -
Любим? Значит навсегда!

Да... Но жизнь взглянула хмуро,
Сжальтесь надо мной: ведь вот -
Весь в долгах перед Амуром
Я - четырежды банкрот!
И моя ли в том вина?
Если б снова хоть одна
Улыбнулась благосклонно,
Я бы сорок раз тогда
Спел молитву всех влюблённых:
Любим? Значит - навсегда...

Перевод В. Бетаки.

23:04 

Сидни Ланье

Балладa Деревьев и Владыки
Сидни Ланье
Перевод

В леса пришел мой Владыка,
Очиститься от усталости
В леса вошел мой Владыка
Истощенный любовью и стыдом.
Но оливы – они не были слепы к Нему:
Маленькие серые листья были добры к Нему
Терновое дерево было в мыслях у Него
Когда в леса Он вошел.

Из лесов пришел мой Владыка,
И Он был хорошо наполнен.
Из лесов вышел мой Владыка,
Наполненный смертью и стыдом.
Когда Смерть и Стыд получат Его - в конце,
Под деревья они выведут его в конце:
Это на дереве они распнут Его – в конце
Когда из лесов Он вышел.

A BALLAD OF TREES AND THE MASTER

19:40 

Поль Фор.

Ласточка летит. Вечер.
За ласточкой летит ястреб.
Над зыбким прудом — месяц,
На месяце две тени.

А камышам нет дела:
Жизнь там или смерть в небе?
Небеса кричат горем,
А вода едва дрогнет.

Перевод М.Гаспарова

12:47 

Ричард Олдингтон

МОЛИТВА

Я – сад красных тюльпанов,
Юных нарциссов и лавровых изrородей,
Маленький подтопленный сад
Вокруг овального, пруда
И трех серых свинцовых голландских цистерн.

Я – сад разметенный, продутый насквозь
Каждодневными западными ветрами,
Чреватыми торопливым дождем.

На тропинках моих – грязные цветы,
На взбаламученных водах – палые лепестки.
Трава усеяна сорванными листьями.

Бог садов, милый маленький божок,
Даруй мне теплую полуулыбку солнца,
Танец последней птицы в тумане,
И пусть затем камнем упадет ночь
И вышибет из меня жизнь
Навеки.
перевод Анатолия Кудрявицкого
Поэты-имажисты

17:57 

tes3m
Простые стихи

Мы говорили с ним у старого огня.
Он — мой сосед и, кажется, — мой друг нечаянный.
С челом опущенным, с рукой изнеможенной.
И я его люблю и, может быть, любим.
И это все, что снилось мне.
Другой
Не знаю правды в этом мире черном.

Игнатов Иван
(Дмитрий Евгеньевич Максимов 1904- 1987)

17:54 

Rough Стивена Спендера

В оригинале
* * *
Семья берегла меня от детей, у которых
Ругань крепче кремня, а сквозь рваный карман
Белеет бедро. Они везде,
Вдоль улиц, близ рек – и на дереве, за гнездом.

Мне тигра страшней были их мускулы из стали,
И цепкие руки, и ноги, которыми они лягались,
И соль их насмешек, когда они
Передразнивали мой лепет из-за спины.

Проворные, они из-за заборов
Упорно лаяли на наш мир. Кидались грязью.
Я в сторону смотрел, притворялся, что улыбаюсь.
Я так хотел их простить. Но они мне не улыбались.
(Перевод Ю.Анисимова)

18:07 

АНДРЕ ЖИД ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ АНДРЕ ВАЛЬТЕРА

Нас нынче обошла весна, о дорогая,

И песен и цветов как будто избегая;

Апрельских не было совсем метаморфоз:

Нам не придется вить венки из легких роз.



Еще при свете ламп, почти безмолвно

Мы были склонены над грудой зимних книг,

Когда морским пугливым анемоном

Багровый солнца диск нас в сентябре настиг.

читать дальше

Перевод Бенедикта Лифшица

21:26 

Слово — плод
Лорка, Извечный угол

Земля и небо,
извечный угол
(а биссектрисой
пусть ветер будет).

Дорога и небо,
гигантский угол
(а биссектрисой
желанье будет).

16:21 

Слово — плод
Уильям Батлер Йейтс, Влюбленный рассказывает о розе, цветущей в его сердце

Всё, что на свете грустно, убого и безобразно:
Ребенка плач у дороги, телеги скрип за мостом,
Шаги усталого пахаря и всхлипы осени грязной –
Туманит и искажает твой образ в сердце моем.

Как много зла и печали! Я заново всё перестрою –
И на холме одиноко прилягу весенним днем,
Чтоб стали земля и небо шкатулкою золотою
Для грёз о прекрасной розе, цветущей в сердце моем.

16:16 

Хакани

Слово — плод
Скажи, кто не влюблен в тебя на длинной улице твоей?
Кто, чтобы видеться с тобой, не поселился бы на ней?

Волнуется базар любви, на нем испытывают нас,
И всех поступков прямота - от кривизны твоих кудрей.

Я поглядел в твое лицо, и выросла моя душа.
Увы, твой нрав с лицом не схож, он - душегубец и злодей.

Я рад разлуке - у меня есть силы вынести ее,
Но твой невыносимый нрав... Страх перед ним меня сильней.

Безрадостно мое лицо, как степь, лишенная воды.
Конечно, должен пренебречь моей водою твой ручей.

Что делать, пусть вдыхает враг благоухание твое,
Не смеет близко подойти душа, подобная моей.

Dead Poets Society

главная