• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:07 

Станислав Гроховяк (1934-1976) (Перевод с польского Булата Окуджавы)

К ВАМ, ПАНИ

Горький чай люблю я, пани,
Из твоих прохладных кубков,
И твою седую крысу
Видеть возле ног привык,

С кочергой веду беседы,
И с карбидной лампой ссорюсь:
Непристойна эта дама,
Ни к селу в твоем дворце.

Ах, и все-таки прекрасны
Пыль, созвездья паутины,
Пыточная тьма подвала,
Где грудинка на крюке...

Нравится мне дом твой, пани,
Потускневший, феодальный,
Твоего ребра служитель
И вассал твоих волос.

11:39 

Уильям Батлер Йейтс

Он мечтает о небесных шелках.

Имей я неба вышитого шелк
Цвета златых лучей и серебра свеченья,
Туманно-голубой и темно-синий шелк
Из света, тьмы и сумеречной тени
У ног твоих его бы расстелил
Но я бедняк, и все что есть - мечты мои
К твоим ногам я постелил мои мечты
Ступай же осторожно,
по моим мечтам
______________ ступаешь ты.

перевод Григория Кружкова

01:13 

Редьярд Киплинг.

МОЛИТВА ВЛЮБЛЁННЫХ

Серые глаза... Восход,
Доски мокрого причала.
Дождь ли? Слёзы ли? Прощанье.
И отходит пароход.
Нашей юности года...
Вера и Надежда? Да -
Пой молитву всех влюблённых:
Любим? Значит навсегда!

Чёрные глаза... Молчи!
Шёпот у штурвала длится,
Пена вдоль бортов струится
В блеск тропической ночи.
Южный Крест прозрачней льда,
Снова падает звезда.
Вот молитва всех влюблённых:
Любим? Значит навсегда!

Карие глаза - простор,
Степь, бок о бок мчатся кони,
И сердцам в старинном тоне
Вторит топот эхом гор...
И натянута узда,
И в ушах звучит тогда
Вновь молитва всех влюблённых:
Любим? Значит навсегда!

Синие глаза... Холмы
Серебрятся лунным светом,
И дрожит индийским летом
Вальс, манящий в гущу тьмы.
- Офицеры... Мейбл... Когда?
Колдовство, вино, молчанье,
Эта искренность признанья -
Любим? Значит навсегда!

Да... Но жизнь взглянула хмуро,
Сжальтесь надо мной: ведь вот -
Весь в долгах перед Амуром
Я - четырежды банкрот!
И моя ли в том вина?
Если б снова хоть одна
Улыбнулась благосклонно,
Я бы сорок раз тогда
Спел молитву всех влюблённых:
Любим? Значит - навсегда...

Перевод В. Бетаки.

23:04 

Сидни Ланье

Балладa Деревьев и Владыки
Сидни Ланье
Перевод

В леса пришел мой Владыка,
Очиститься от усталости
В леса вошел мой Владыка
Истощенный любовью и стыдом.
Но оливы – они не были слепы к Нему:
Маленькие серые листья были добры к Нему
Терновое дерево было в мыслях у Него
Когда в леса Он вошел.

Из лесов пришел мой Владыка,
И Он был хорошо наполнен.
Из лесов вышел мой Владыка,
Наполненный смертью и стыдом.
Когда Смерть и Стыд получат Его - в конце,
Под деревья они выведут его в конце:
Это на дереве они распнут Его – в конце
Когда из лесов Он вышел.

A BALLAD OF TREES AND THE MASTER

19:40 

Поль Фор.

Ласточка летит. Вечер.
За ласточкой летит ястреб.
Над зыбким прудом — месяц,
На месяце две тени.

А камышам нет дела:
Жизнь там или смерть в небе?
Небеса кричат горем,
А вода едва дрогнет.

Перевод М.Гаспарова

12:47 

Ричард Олдингтон

МОЛИТВА

Я – сад красных тюльпанов,
Юных нарциссов и лавровых изrородей,
Маленький подтопленный сад
Вокруг овального, пруда
И трех серых свинцовых голландских цистерн.

Я – сад разметенный, продутый насквозь
Каждодневными западными ветрами,
Чреватыми торопливым дождем.

На тропинках моих – грязные цветы,
На взбаламученных водах – палые лепестки.
Трава усеяна сорванными листьями.

Бог садов, милый маленький божок,
Даруй мне теплую полуулыбку солнца,
Танец последней птицы в тумане,
И пусть затем камнем упадет ночь
И вышибет из меня жизнь
Навеки.
перевод Анатолия Кудрявицкого
Поэты-имажисты

17:57 

tes3m
Простые стихи

Мы говорили с ним у старого огня.
Он — мой сосед и, кажется, — мой друг нечаянный.
С челом опущенным, с рукой изнеможенной.
И я его люблю и, может быть, любим.
И это все, что снилось мне.
Другой
Не знаю правды в этом мире черном.

Игнатов Иван
(Дмитрий Евгеньевич Максимов 1904- 1987)

17:54 

Rough Стивена Спендера

В оригинале
* * *
Семья берегла меня от детей, у которых
Ругань крепче кремня, а сквозь рваный карман
Белеет бедро. Они везде,
Вдоль улиц, близ рек – и на дереве, за гнездом.

Мне тигра страшней были их мускулы из стали,
И цепкие руки, и ноги, которыми они лягались,
И соль их насмешек, когда они
Передразнивали мой лепет из-за спины.

Проворные, они из-за заборов
Упорно лаяли на наш мир. Кидались грязью.
Я в сторону смотрел, притворялся, что улыбаюсь.
Я так хотел их простить. Но они мне не улыбались.
(Перевод Ю.Анисимова)

18:07 

АНДРЕ ЖИД ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ АНДРЕ ВАЛЬТЕРА

Нас нынче обошла весна, о дорогая,

И песен и цветов как будто избегая;

Апрельских не было совсем метаморфоз:

Нам не придется вить венки из легких роз.



Еще при свете ламп, почти безмолвно

Мы были склонены над грудой зимних книг,

Когда морским пугливым анемоном

Багровый солнца диск нас в сентябре настиг.

читать дальше

Перевод Бенедикта Лифшица

21:26 

Слово — плод
Лорка, Извечный угол

Земля и небо,
извечный угол
(а биссектрисой
пусть ветер будет).

Дорога и небо,
гигантский угол
(а биссектрисой
желанье будет).

16:21 

Слово — плод
Уильям Батлер Йейтс, Влюбленный рассказывает о розе, цветущей в его сердце

Всё, что на свете грустно, убого и безобразно:
Ребенка плач у дороги, телеги скрип за мостом,
Шаги усталого пахаря и всхлипы осени грязной –
Туманит и искажает твой образ в сердце моем.

Как много зла и печали! Я заново всё перестрою –
И на холме одиноко прилягу весенним днем,
Чтоб стали земля и небо шкатулкою золотою
Для грёз о прекрасной розе, цветущей в сердце моем.

16:16 

Хакани

Слово — плод
Скажи, кто не влюблен в тебя на длинной улице твоей?
Кто, чтобы видеться с тобой, не поселился бы на ней?

Волнуется базар любви, на нем испытывают нас,
И всех поступков прямота - от кривизны твоих кудрей.

Я поглядел в твое лицо, и выросла моя душа.
Увы, твой нрав с лицом не схож, он - душегубец и злодей.

Я рад разлуке - у меня есть силы вынести ее,
Но твой невыносимый нрав... Страх перед ним меня сильней.

Безрадостно мое лицо, как степь, лишенная воды.
Конечно, должен пренебречь моей водою твой ручей.

Что делать, пусть вдыхает враг благоухание твое,
Не смеет близко подойти душа, подобная моей.

10:04 

el-se
Когда встает луна, землей владеет море и кажется, что сердце - забытый в далях остров. Ф.Лорка
Иннокентий Анненский

Сентябрь

Раззолочённые, но чахлые сады
С соблазном пурпура на медленных недугах,
И солнца поздний пыл в его коротких дугах,
Невластный вылиться в душистые плоды.

И желтый шелк ковров, и грубые следы,
И понятая ложь последнего свиданья,
И парков черные, бездонные пруды,
Давно готовые для спелого страданья...

Но сердцу чудится лишь красота утрат,
Лишь упоение в завороженной силе;
И тех, которые уж лотоса вкусили,
Волнует вкрадчивый осенний аромат.

17:14 

Слово — плод
Элизабет Браунинг, Сонеты с португальского

№ 44

17:03 

Слово — плод
Можно ли выкладывать в сообщество стихи на языке оригинала? Я не видела перевод, который бы мне понравился.

Robert Frost, My november guest

21:29 

Слово — плод
Готфрид Бенн, Прекрасная юность

Рот девушки, долго провалявшейся в камышах,
Оказался изъеден.
Когда ей вскрыли грудь, пищевод был весь продырявлен.
И наконец под грудобрюшной преградой
Обнаружился крысиный выводок.
Одна из сестричек подохла,
Зато другие пожирали печень и почки,
Пили холодную кровь и тем самым
Организовали себе прекрасную юность.
Прекрасной - и стремительной - оказалась и их собственная смерть:
Весь выводок выкинули в ведро.
Ах, какой прощальный писк они подняли!

(больше)

21:15 

Слово — плод
Перси Биши Шелли. Индийская серенада
(Перевод Пастернака)

I

В сновиденьях о тебе
Прерываю сладость сна,
Мерно дышащая ночь
Звездами озарена.
В грезах о тебе встаю
И, всецело в их плену,
Как во сне, переношусь
Чудом к твоему окну.

II

Отзвук голосов плывет
По забывшейся реке.
Запах трав, как мысли вслух,
Носится невдалеке.
Безутешный соловей
Заливается в бреду.
Смертной мукою и я
Постепенно изойду.

III

Подыми меня с травы.
Я в огне, я тень, я труп.
К ледяным губам прижми
Животворный трепет губ.
Я, как труп, похолодел.
Телом всем прижмись ко мне,
Положи скорей предел
Сердца частой стукотне.

20:59 

Dead Poets
To suck out all the marrow of life!
Однажды суфий, человек святой,
Увидел на гвозде мешок пустой.
Увидел суфий эту благодать,
И стал в слезах одежды рвать.
"Лишь в нем, - воскликнул суфий, - нет коварства!
В нем царство нищих и от бед лекарство!"
Кричали: "Вот спаситель наш от бед!" -
Другие суфии за ним вослед.
Они порой смеялись и рыдали,
Мешок пустой хваленьем восхваляли.
У простака вопрос сорвался с уст:
"Что прославлять мешок, который пуст?"
Ответили ему не без презренья:
"Ты здесь к чему, ты чужд воображенья?
Ступай отсюда, если ты такой,
Что зришь лишь то, что можно взять рукой.
В мечтах влюбленный видит днем и ночью
Предмет любви, невидимый воочью!"


Руми.

20:41 

Небеса

Слово — плод
Что я знаю о времени вне ясной утренней ноты
когда птицы, будто слепцы,
встрепенутся от солнца и собственной простуженной песни,
фуга света, что сыграна на клавишах листьев,
крылья ветра сметают трепет колибри над камнем
Потревоженная тень замерла в ожиданье

Мне снится время, которому сон не ведом, и земля,
где, как здесь, никогда не заходит солнце
Место, где все пути сливаются, будто реки
В самой глубине леса,
где горизонты и шумящие дерева
прорастают навстречу друг другу

Что я знаю о времени
До того, как свет умрет в последнем подлеске
До того, как утонувшие звезды всплывут вновь

© Стейн Мерен

еще

20:05 

Счастливого 2009-го!

tomorrow's been cancelled owing to lack of interest.
In Memoriam
by Lord Alfred Tennyson


Ring out, wild bells, to the wild sky,
The flying cloud, the frosty light:
The year is dying in the night;
Ring out, wild bells, and let him die.

Ring out the old, ring in the new,
Ring, happy bells, across the snow:
The year is going, let him go;
Ring out the false, ring in the true.

Ring out the grief that saps the mind
For those that here we see no more;
Ring out the feud of rich and poor,
Ring in redress to all mankind.

Ring out a slowly dying cause,
And ancient forms of party strife;
Ring in the nobler modes of life,
With sweeter manners, purer laws.

Ring out the want, the care, the sin,
The faithless coldness of the times;
Ring out, ring out my mournful rhymes
But ring the fuller minstrel in.

Ring out false pride in place and blood,
The civic slander and the spite;
Ring in the love of truth and right,
Ring in the common love of good.

Ring out old shapes of foul disease;
Ring out the narrowing lust of gold;
Ring out the thousand wars of old,
Ring in the thousand years of peace.

Ring in the valiant man and free,
The larger heart, the kindlier hand;
Ring out the darkness of the land,
Ring in the Christ that is to be.

Dead Poets Society

главная