Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:56 

Julio Cortazar

My loyalties are with science
Ты видел
ты истинно видел
снег звезды шершавые руки ветра
Ты трогал
ты подлинно трогал
хлеб чашку волосы женщины которую любил
Ты жизнь ощущал
словно удар в лицо
словно мгновенье паденье бегство
Ты знал
каждой порой кожи ты знал
вот глаза твои руки твои сердце твое
необходимо от них отказаться
необходимо выплакать их
необходимо придумать их заново

04:27 

After such pleasures - Julio Cortazar

My loyalties are with science
Этой ночью я искал твои губы в чужих губах
и почти поверил в то, что отыскал тебя,
ибо, слепец, я знаю: что влечёт меня к женщине, -
это река;
но такая тоска - добраться до берега сновидения
и понять: наслаждение - жалкий раб,
получивший фальшивую монету.

Забытая, любимая, - как я желал бы
воскресить то страданье в Буэнос-Айресе,
ту безнадёжную надежду.
Если бы вновь полюбить тебя
в доме моём - открытом в сторону порта,
если бы вновь встретить тебя утром в кафе, -
и чтоб ничего-ничего
ещё не случилось.
Чтобы не надо было ни о чём забывать,
рук твоих не вычёркивать из памяти,
и пусть одно остаётся - окно в беззвёздное небо.

00:39 

Emily Dickinson

robert ross
tomorrow's been cancelled owing to lack of interest.

We never know how high we are
Till we are asked to rise
And then if we are true to plan
Our statures touch the skies —

The Heroism we recite
Would be a normal thing
Did not ourselves the Cubits warp
For fear to be a King —


-----

Мы не знаем — как высоки —
Пока не встаём во весь рост —
Тогда — если мы верны чертежу —
Головой достаём до звёзд.

Обиходным бы стал Героизм —
О котором Саги поём —
Но мы сами ужимаем размер
Из страха стать Королём.

Перевод Веры Марковой

13:15 

Julio Cortazar

My loyalties are with science
Я люблю твои брови, твои волосы, я сражаюсь за тебя
в ослепительно белых коридорах, где плещут
фонтаны света,
я оспариваю тебя у любого имени, осторожно счищаю его
с тебя, как корку со шрама,
я осыпаю твои волосы пеплом от молний и лентами,
спящими в дожде.
Я не хочу, чтобы ты имела какую-нибудь форму, была
именно тем, что начинается после твоей руки,
подумай о воде, или о львах,
что растворяются в сиропе басен,
или о жестах - этой архитектуре из ничего,
зажигающей свои огни в самой середине встречи.
Каждое утро - это школьная доска, на которой
я выдумываю тебя, рисую тебя,
тут же готовый стереть: ты не такая, не с этими
гладкими волосами, не с этой улыбкой.
Я ищу твою сумму, ищу край бокала,
в котором вино, и луна, и зеркало,
ищу ту линию, что заставляет мужчину
дрожать в галлерее музея.

А ещё я люблю тебя, а на улице идёт дождь и время.

02:05 

страшилка

tomorrow's been cancelled owing to lack of interest.
Alexandrines
C. S. Lewis

There is a house that most of all on earth I hate.
Though I have passed through many sorrows and have been
In bloody fields, sad seas, and countries desolate,
Yet most I fear that empty house where the grasses green
Grow in the silent court the gaping flags between,
And down the moss-grown paths and terrace no man treads
Where the old, old weeds rise deep on the waste garden beds.
Like eyes of one long dead the empty windows stare
And I fear to cross the garden, I fear to linger there,
For in that house I know a little, silent room
Where Someone’s always waiting, waiting in the gloom
To draw me with an evil eye, and hold me fast—
Yet thither doom will drive me and He will win at last.

13:46 

Federico Garcia Lorka

My loyalties are with science
МАЛЕНЬКАЯ БЕСКОНЕЧНАЯ ПОЭМА

Сбиться с дороги -
это слиться с метелью,
а слиться с метелью -
это двадцать столетий пасти могильные травы.

Сбиться с дороги -
это встретиться с женщиной,
которая режет по два петуха в секунду
и не боится света,
а свет - петушиного крика,
задушенного метелью.

А когда метель задохнется -
пробудится южный ветер,
но и ветры стонов не слышат -
и поэтому снова пасти нам могильные травы.

Я видел, как два колоска воскового цвета,
мертвые, хоронили гряду вулканов,
и видел, как два обезумевшие ребенка
отталкивали, рыдая, зрачки убийцы.

И я знаю, что два - не число
и числом не станет,
это только тоска вдвоем со своею тенью,
это только гитара, где любовь хоронит надежду,
это две бесконечности, недоступные
друг для друга.
и еще это стены мертвых
и напрасная боль воскрешенья.
Цифра два ненавистна мертвым,
но она баюкает женщин,
и они пугаются света,
а свет - петушиного крика,
петухам же в метели не спится,
и поэтому вечно пасти нам могильные травы.

13:40 

Edward Estlin Cummings

My loyalties are with science
sweet swing low
no time ago walking in the dark i met christ my heart flopped over
could anything be pleasanter except to add an A
if we like homing through welcoming sweet miracles of air
i who have died am alive again today
we are in love with us they've nothing times nothing to do
all the pretty birds dive to the heart of the sky
one if should sing younger than young bird first for joy
a mystery which will never happen again
dreamslender exquisite white firstful flame

дорогая иди размеренно не спеша тихо если надо бочком
нисколько тому назад бредя во тьме я встретил христа мое сердце упало ничком
может ли что-нибудь быть милее кроме конечно прибавить Аз
мы возвращение сквозь приветливый сладкий воздух чудес
я умерший снова жив сегодня к этой вот дате
мы любим к нам они отношения не имеют никакого в квадрате
все красивые птицы взмывают вглубь в сердце тверди небесной
пой если нужно моложе чем птица юная это важно для песни
тайна которой не быть уже никогда снова с нами
заимодавец мечты изысканное белое началом полное пламя

02:21 

John Engman

love is a bird, she needs to fly (c)
THINK OF ME IN D MAJOR


I know everything I know about dying

(all doctors do
is hope and cut)

from what I've been told by my own soft brain
while waiting in a waiting room:
"Dying

seems to be something living organisms

do naturally.
You might be next."

I'm waiting for a doctor to check my pulse
and draw blood. I feel sick, not dying,
but scared,

and poor Johann Sebastian Bach is trying

to comfort me
in D Major,

soothing with high strings, then coming in low
for a few notes, as if to say,
gravely,

"Maybe you think about dying too much.

Why, even you
could live and be

swept away by a dose of baroque music."
The doctor who examines me agrees
with Bach,

reducing all my intimations of mortality

to medical facts,
psychosomatic

muscle spasms and gas pains. I am alive,
but the prognosis isn't good: someday I will
be dead,

and even the doctor admits that he can't find

one cell
of my soul

with his silver instruments and microscopes.
It's hard to believe that anyone can live
hopefully

if the body is simply a score written in red

and white counts,
brainwaves, x-rays.

But harder to believe that anyone can die
when Johann Sebastian Bach argues
for the soul

in D Major, a symphony of goosebumps.

Maybe what dying
organisms call

living is learning how to be swept away?
I admit that I feel swept away, somewhat
immortal,

with Johann Sebastian Bach in the air.

So, if someday
I disappear,

just think of me as a goosebump, or a note
that disappears in D Major, swept away,
but still here.

00:42 

Константин Арбенин

Ночная Панда
несу разное несуразное
НА ДНЯХ

В амфитеатрах играет ветер.
Приходят гости, снимают туфли.
А трагик смешон и едва заметен
За греческим хором грошовой кухни.

Да и что за трагедия - не вмещаться
В рамки, в квартиры, в размеры, в муки,
В биографию, в споры и даже в счастье!..
"Что вы читаете?" - "Звуки, звуки..."

В Вавилоне, извечно творящем нравы,
Сменились правила переноса:
Точки над "i" получили право
Уйти в андеграунд - под знак вопроса.

И они ушли, не утратив меры,
И вместо обеда блюдут сиесту.
Так верящий в бога теряет веру
В себя, ибо свято одно лишь место.

А дно - лишь место, где быть горбатым -
Не столь зазорно, не так обидно,
Где ямб начинается лишь после пятой
Стопки какого-нибудь напитка.

18:08 

Хорхе Луис Борхес

Кошка Мёбиуса
My loyalties are with science
THINGS THAT MIGHT HAVE BEEN

Перебираю то, что могло быть и не случилось.
Свод мифологии саксов, не написанный Бэдой.
Непостижимый труд, наверно, открывшийся
когда он поставил точку в своей "Комедии".
История без Распятья и без цикуты.
История без лица Елены.
Человек без глаз, лишенный зренья Луной.
Победа южан после трех дней под Геттисбергом.
Отвергнутая любовь.
Мировая держава, не созданная клинками викингов.
Птица ирландских легенд, поющая разом с двух веток.
Сын, которого не зачал.

14:52 

Дзюн Таками

I

Эти элегантные вещи,
эти элегантные маленькие часы,
аккуратно отстающие наручные часы.

Вы отстаете оттого, что элегантны?
Или вы элегантны оттого, что отстаете?

Эти элегантно фальшивые вещи,
вещи, которые не могут не лгать.
Эти корректно ленивые вещи,
вещи, готовые пойти в услужение лени.
вещи, преисполненные самодовольства в своем аккуратном отставании,
вещи, которым, полагая, что они мудры, веришь,
потому что опаздывают они всегда аккуратно,
эти хитрые, не выходящие за рамки элегантной умеренности вещи.
Вещи, на первый взгляд гуманные, но очень эгоистичные вещи.
О! Эти сверхэлегантные вещи!

II

Аккуратно отстающие элегантные наручные часы ...
Аккуратная любовь элегантной проститутки ...

(спасибо Ки-чен и Амон)

10:14 

Михаил Кузмин

Вы так близки мне, так родны,
Что кажетесь уж нелюбимы.
Наверно, так же холодны
В раю друг к другу серафимы.
Но спутник мой - одна правдивость,
И вот - пусты, как дым и тлен,
И бесполезная ревнивость,
И беглый чад былых измен.
И вольно я вздыхаю вновь,
По-детски вижу совершенство:
Быть может, это не любовь,
Но так похоже на блаженство!

(отрывок из "Среди ночных и долгих бдений")

19:42 

макс фрай

Кошка Мёбиуса
My loyalties are with science
* * *
Я домой не вернусь - решено!
Это небо дрожит, как вода...
Сколько тысяч шагов от болотных низин
До холодной, как руки, луны?
Гнутся голые ветви под тяжестью птиц.
Разум птицей кричит - не беда.
Пусть кричит. У меня есть в запасе
последний глоток тишины.
Я домой не вернусь никогда,
Но зато доживу до утра.
Темный ветер и вечер холодный,
Луны поворот на ущерб - ничего!
Знаешь, птица, во мне не осталось
Ни капли раба и ни капли добра,
И ни капли любви, и ни капли меня самого.

20:04 

prodolzhaem obrazovyvat'sa.

imiria
Одна феечка ценила полезные вещи.Но когда она извлекала из них пользу, ценить становилось нечего.


В далекую эпоху Сунь в Дзинане (где теперь обитаю я) жила самая знаменитая китайская поэтесса Ли Чинчжао. Теперь ее дом восстановлен и, честно говоря, хотела бы я там жить! Красота неописуемая.
Где она жила (ну и многие другие поэты не гнушались этим местом, как-никак горячая вода всегда под рукой, и эстетика конечно),теперь находится один из самых известных в городе парков - "Сад источников".

А так как мы тут собственно о поэзии, то к ней и возврашаемся.

выкладываю английские переводы, кому интересно - могу отправить к оригиналам)


самое известное и наиболее часто цитируемое произведение в Китае.

Alive we need heroes among the living

Who when dead will be heroes among the ghosts.

I cannot tell how much we miss Hsiang Yu

Who preferred death to crossing to the East of the River.


но лирики, как вы понимаете, было больше.

Let not the deep cup be filled
with rich, amber-colored wine;

My mind was eased of sorrow
even before I become intoxicated.

Distant bells have already echoed
in the evening breeze.


My dream is broken
as the scent of incense vanishes.

Too small, the hairpin of the gold
of warding-of-cold
loosens its hold of my tresses.

I awake to find myself blankly facing
the read flickering glow
of the candle



18:13 

isumbossit
Поспела к шапочному разбору
Иннокентий Анненский



СМЫЧОК И СТРУНЫ
Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!

Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых...
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.

"О, как давно! Сквозь эту тьму
Скажи одно: ты та ли, та ли?"
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.

"Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно?.."
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.

Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось...
И было мукою для них,
Что людям музыкой казалось.

Но человек не погасил
До утра свеч... И струны пели...
Лишь солнце их нашло без сил
На черном бархате постели.



02:53 

Хорхе Луис Борхес

Кошка Мёбиуса
My loyalties are with science
THE THING I AM

He помню имени, но я не Борхес
(Он в схватке под Ла Верде был убит),
Не Асеведо, грезящий атакой,
Не мой отец, клонящийся над книгой
И на рассвете находящий смерть,
Не Хейзлем, разбирающий Писанье,
Покинув свой родной Нортумберленд,
И не Суарес перед строем копий.
Я мимолетней и смутнее тени
От этих милых спутанных теней,
Я память их, но и другой, который
Бывал, как Данте и любой из смертных,
В единственном немыслимом Раю
И стольких неизбежных Преисподних
Я плоть и кровь, невидимые мне.
Я тот, кто примиряется с судьбою,
Чтоб на закате снова расставлять
На свой манер испанские реченья
В побасенках, расходующих то,
Что называется литературой.
Я старый почитатель словарей,
Я запоздалый школьник, поседевший
И посеревший, вечный пленник стен,
Заставленных слепой библиотекой,
Скандирующий робкий полустих,
Заученный когда-то возле Роны,
И замышляющий спасти планету
От судного потопа и огня
Цитатой из Вергилия и Федра.
Пережитое гонится за мной.
Я -- неожиданное воскрешенье
Двух магдебургских полушарий, рун
И строчки Шефлеровых изречений.
Я тот, кто утешается одним:
Воспоминаньем о счастливом миге.
Я тот, кто был не по заслугам счастлив.
Я тот, кто знает: он всего лишь эхо,
И кто хотел бы умереть совсем.
Я тот, кто лишь во сне бывал собою.
Я это я, как говорил Шекспир.
Я тот, кто пережил комедиантов
И трусов, именующихся мной

13:44 

Дзюн Таками

Я рисовал с натуры листья деревьев
и был поражен красотой прожилок.
Мне хотелось срисовать их красоту.

Я потратил много труда, и все же
листья в прожилках, скопированных так дотошно,
выглядели безобразно.

Мне было десять лет в ту пору,
а кажется, это было совсем недавно...
С того дня прошло тридцать с лишним лет!

И вот через тридцать с лишним лет
я опять поражен красотой прожилок на листьях,
поражен быстротою и краткостью
прожитых мною тридцати с лишним лет!

Изумленно разглядывая прожилки на листьях,
я невольно вспоминаю во всех деталях
безобразие прожитых мною тридцати с лишнем лет,
так похожих на тот безобразный детский рисунок.


09:38 

Осип Мандельштам ;)

robert ross
tomorrow's been cancelled owing to lack of interest.

Теннис

Средь аляповатых дач,
Где шатается шарманка,
Сам собой летает мяч,
Как волшебная приманка.

Кто, смиривший грубый пыл,
Облеченный в снег альпийский,
С резвой девушкой вступил
В поединок олимпийский?

Слишком дряхлы струны лир:
Золотой ракеты струны
Укрепил и бросил в мир
Англичанин вечно юный.

Он творит игры обряд,
Так легко вооруженный,
Как аттический солдат,
В своего врага влюбленный.

Май. Грозовых туч клочки.
Неживая зелень чахнет.
Все моторы и гудки, -
И сирень бензином пахнет.

Ключевую воду пьет
Из ковша спортсмен веселый,
И опять война идет,
И мелькает локоть голый!

1913

12:14 

[Summer times]

Dead Poets
To suck out all the marrow of life!
Думаю, зиме мало кто из нас обрадовался, так что предлагаю устроить небольшой челлендж:
В комментарии выкладывайте свои любимые стихи о лете (чем теплее, тем лучше) :)

10:21 

следуя пожеланию, я помещу то, что мало у кого на полке есть

ДАРИЙ

читать дальше

Константинос Кавафис

Но штука в том, что перевод осуществил Иосиф Бродский
никуда от него не деться

Dead Poets Society

главная