10:26 

Иосиф Бродский

Как жаль, что тем, чем стало
твое существование для меня, не стало
мое существованье для тебя.
... В который раз, на старом пустыре
я запускаю в проволочный космос
свой медный грош, увенчанный орлом,
в отчаянной попытке возвеличить
момент соединения ... Увы,
тому, кто не способен заменить
собой весь мир, обычно остается
крутить щербатый телефонный диск,
как стол на спиритическом сеансе,
покуда призрак не ответит эхом
последним воплям зуммера в ночи

11:31 

Александр Вертинский

Это все, что от Вас осталось.
Ни обид, ни смешных угроз.
Только сердце немного сжалось,
Только в сердце немного слез.

Все окончилось так нормально,
Так цинично жесток конец,
Вы сказали, что нынче в спальню
Не приносят с собой сердец.

Вот в субботу куплю собак,
Буду петь по ночам псалом,
Закажу себе туфли и фрак,
Ничего, как-нибудь проживем!

Мне бы только забыть немножко,
Мне бы только на год уснуть,
Может быть, и в мое окошко
Глянет солнце когда-нибудь.

Пусть уходит, подай ей, Боже,
А не то я тебе подам
Мою душу, распятую тоже
На Голгофе помойных ям.



14:18 

Райнер Мария Рильке

улитётечка
маленький доморощенный тиран
ЗНАМЯ

Надменный ветер, мучающий знамя,
в нейтральной синеве небес,
пока оно не изменит свой цвет,
как будто ветер намерен предложить его другим
народам
над крышами. Ветер без гражданства,
всемирный ветер, предлагающий союзы,
внушающий значащие жесты
ты, провоцирующий сменяющиеся движенья;
знамя не скрывает своей эмблемы,
но какая всеобщность молчит в его складках!
Какой же это горделивый миг,
мгновение, когда ветер
выступает за ту или иную страну: поддержал Францию
и вдруг постиг,
как хороши легендарные арфы зеленой Ирландии.

Ветер, всеобщий двойник,
картежник, подбрасывающий свой козырь,
и своим жестом, и своей анонимной улыбкой
напоминающий не знаю, какой лик
богини меняющейся.

20:55 

robert ross
nothing happens, twice!
Обнять и плакать.

Д.Г.Лоуренс
(1885-1930)

Черепашка

22:00 

улитётечка
маленький доморощенный тиран
О. Мандельштам

Вооруженный зреньем узких ос,
Сосущих ось земную, ось земную,
Я чую все, с чем свидеться пришлось,
И вспоминаю наизусть и всуе...

И не рисую я, и не пою,
И не вожу смычком черноголосым:
Я только в жизнь впиваюсь и люблю
Завидовать могучим, хитрым осам.

О, если б и меня когда-нибудь могло
Заставить, сон и смерть минуя,
Стрекало воздуха и летнее тепло
Услышать ось земную, ось земную...

8 февраля 1937

10:12 

Джон Китс

Одно воспоминанье о руке,
Так устремленной к пылкому пожатью,
Когда она застынет навсегда
В молчанье мертвом ледяной могилы,
Раскаяньем твои наполнит сны,
Но не воскреснет трепет быстрой крови
В погибшей жизни... Вот она, смотри:
Протянута к тебе.

15:32 

из любимого

Perfect Zero
what a mess
Без общей тематики, просто три всем известных стихотворения.

10:20 

Маяковский, грубый гунн

Через час отсюда в чистый переулок
вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,
а я вам открыл столько стихов шкатулок,
я - бесценных слов мот и транжир.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста
где-то недокушанных, недоеденных щей;
вот вы, женщина, на вас белила густо,
вы смотрите устрицей из раковин вещей.

Все вы на бабочку поэтиного сердца
взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
ощетинит ножки стоглавая вошь.

А если сегодня мне, грубому гунну,
кривляться перед вами не захочется - и вот
я захохочу и радостно плюну,
плюну в лицо вам
я - бесценных слов транжир и мот.

16:48 

ну, и третье, три - волшебное число

Твой час, сентябрь, а лету отцвести.
На солнечных часах отметься тенью
И на поля все ветры напусти.
Пусть будет соком яблоко полно,
Еще два южных дня найти ты сможешь
Плодам для созреванья и положишь
Последний сахар в крепкое вино.
Кто без жилья – не строит ныне дом.
Кто одинок – без друга остается,
Не спит и над письмом пространным бьется,
И бродит в размышленьи над прудом,
По парку, где, пылая, лист несется.

Райнер Мария Рильке

16:45 

Средь лучших - худшая, средь худших - никакая

Она хитрей змеи, хотя скромней голубки,
Чиста как херувим, как сатана лукава,
Податлива как воск, но как железо ржава,
Прозрачна как стекло, но чувства так же хрупки.
Бела как лилия, как лилия нежна,
Во всем пленительна и фальши вся полна.

Казалось, что в любви она была правдива:
За поцелуем вслед клялась до поцелуя
И вновь клялась, мой слух игрою слов чаруя,
Но все же и любви боялась и разрыва.
Я клятвам и слезам так верил, видит бог,
Но злой насмешкой был и каждый взгляд и вздох.

Ее сжигала страсть, как жжет огонь солому,
И, как солому, страсть она в себе сжигала.
Дарила только миг, хоть вечность предлагала,
В любви сулила все - и все свела к пустому.
Она была со мной ни шлюха, ни святая,
Средь лучших - худшая, средь худших - никакая.

Шекспир

16:33 

Здравствуйте!

Когда внезапно в час глубокой ночи
услышишь за окном оркестр незримый
(божественную музыку и голоса) -
судьбу, которая к тебе переменилась,
дела, которые не удались, мечты,
которые обманом обернулись,
оплакивать не вздумай понапрасну.
Давно готовый ко всему, отважный,
прощайся с Александрией, она уходит.
И главное - не обманись, не убеди
себя, что это сон, ошибка слуха,
к пустым надеждам зря не снисходи.
Давно готовый ко всему, отважный,
ты, удостоившийся города такого,
к окну уверенно и твердо подойди
и вслушайся с волнением, однако
без жалоб и без мелочных обид
в волшебную мелодию оркестра,
внемли и наслаждайся каждым звуком,
прощаясь с Александрией, которую теряешь.

Константинос Кавафис

18:02 

Опять на восток.

imiria
Одна феечка ценила полезные вещи.Но когда она извлекала из них пользу, ценить становилось нечего.
Чем мне близка китайская поэзия - так это неуловимостью, настроением, равномерно в каждом слове выверенном. Который день нахожу стихи, которые отразили бы мое состояние, и нахожу только в китайских. Да, это предубеждение и субъективность в высшей степени.

Вот еще одно.


Фань Чжон`янь (989-1052)

Су Му Чже

В яшмовых облаках небо, в желтой листве земля,
Ветром осенним зелёная дышит волна -
гребень её в нежной дымке морозной.
Горой отражённое, солнце садится, сливается с небом вода,
Бесчувственных трав бесчувственней более та,
что не обласкана солнышком осени поздней.
Тускнеет вокруг. И духам земли осенним туманом привычно томиться -
Разве же каждая ночь лёгким сном даст человеку забыться?..
О крышу резную луна оперлась - устала по небу бродить одиноко.
До утра вином разбавляю тоску, и горькие слёзы
глотаю в молчанье глубоком.


перевод china_cat (lj)

10:35 

Пример современной китайской поэзии.

imiria
Одна феечка ценила полезные вещи.Но когда она извлекала из них пользу, ценить становилось нечего.
Ночь

Вот, опять чернолаковый вечер -
сигареты, музыка, пиво
звезда за звездою взбегают на небо,
что месяц ущербный бодает игриво

и тот еще город на горизонте, куда
фонари не впускают ночь
И та еще дружба, которой меня одарили -
всё разделю я с тобою - хочешь?
Одиночество, прочь!

потому я сниму паутину уныния -
веря,
тому, что хоть раз заночую с тобою
в черной ночи
и встречи в предверии

автор (lj)
перевод mirza (lj)

(upd. by Robert R.Ossian)

14:16 

улитётечка
маленький доморощенный тиран
И снова три стихотворения. Снова разные. Только повод один и тот же – август.

Иосиф Александрович Бродский

Август

Маленькие города, где вам не скажут правду.
Да и зачем вам она, ведь всё равно - вчера.
Вязы шуршат за окном, поддакивая ландшафту,
известному только поезду. Где-то гудит пчела.

Сделав себе карьеру из перепутья, витязь
сам теперь светофор; плюс, впереди - река,
и разница между зеркалом, в которое вы глядитесь,
и теми, кто вас не помнит, тоже невелика.

Запертые в жару, ставни увиты сплетнею
или просто плющом, чтоб не попасть впросак.
Загорелый подросток, выбежавший в переднюю,
у вас отбирает будущее, стоя в одних трусах.

Поэтому долго смеркается. Вечер обычно отлит
в форму вокзальной площади, со статуей и т. п.,
где взгляд, в котором читается "Будь ты проклят",
прямо пропорционален отсутствующей толпе.

<январь 1996 г.>

* "Знамя". No. 4. 1996


Марина Ивановна Цветаева

Август – астры,
Август – звезды,
Август – грозди
Винограда и рябины
Ржавой – август!

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским:
Август! – Сердце!

Месяц поздних поцелуев,
Поздних роз и молний поздних!
Ливней звездных –
Август! – Месяц
Ливней звездных!

7 февраля 1917

Борис Леонидович Пастернак

Август
из стихотворений Юрия Живаго)

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по-старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, нетронутый распадом:

«Прощай, лазурь Преображенская
И золото второго Спаса,
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины.
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я – поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

01:54 

Зачем, когда придёт пора,
Мы гоним детство со двора,
Зачем стараемся скорей
Перешагнуть мы радость дней?
Спешим расти, и годы все
Мы пробегаем, как во сне...
Остановись на миг, смотри -
Забыли мы поднять с земли
Мечты об алых парусах,
О сказках, ждущих нас впотьмах...
Я по ступенькам, как по дням,
Сбегу к потерянным годам,
Я детство на руки возьму,
И жизнь свою верну.

Ника Турбина
1974 - 2002

19:46 

Леон Фелипе

robert ross
nothing happens, twice!
СЛОВНО ТЫ...

Эта жизнь моя -
камешек легкий,
словно ты. Словно ты,
перелетный,
словно ты,
попавший под ноги
сирота проезжей дороги;
словно ты,
певучий клубочек,
бубенец дорог и обочин;
словно ты,
что в день непогожий
затихал
в грязи бездорожий,
а потом
принимается снова
плакать искрами
в лад подковам;
словно ты,
пилигрим, пылинка,
никогда не мостивший рынка,
никогда не венчавший замка;
словно ты, неприметный камень,
неприглядный для светлых залов,
непригодный для смертных камер...
словно ты, искатель удачи,
вольный камешек,
прах бродячий...
словно ты, что рожден, быть может,
для пращи, пастухом несомой...
легкий камешек придорожный,
неприкаянный,
невесомый...

перевод А. Гелескула

13:38 

Вопрос

Извините, что спрашиваю не совсем по теме. Надеюсь, что, может быть, кто-то знает. Какое стихотворение читает Джон Китинг в фильме (соотвественно "общество мертвых поэтов"), когда все ребята смеются, а он что-то говорит про то, как "собака? нет, не сейчас. хотя порой не плохо съесть собачку. из собаки можно сделать три блюда..." и т.д. Вот такой вот перевод :-( Хотелось бы узнать, как это звучит в оригинале и кто автор этого замечательного творения.
Еще раз извините за вторжение.

16:56 

Вислава Шимборская

Люблю эту поэтессу. :)

"Под одной маленькой звездочкой", перевод - moody flooder

Я - слишком близко, чтобы ему присниться.
Я не парю над ним, не исчезаю
между корней. Я - слишком близко.
Не моим голосом поет рыба в сети.
Не с моего пальца соскальзывает кольцо.
Я - слишком близко. Огромный дом сгорит
без моего крика о помощи. Слишком близко,
чтобы в моих волосах звонили колокола.
Слишком близко, чтобы передо мною-желанным гостем
расступились стены.
Никогда уже не умру так легко,
так вне тела, так неосознанно,
как когда-то в его сне. Я - слишком близко,
слишком близко. Слышу шипение
и вижу блестящую чешую этого слова,
замерев в его обьятиях. Он спит,
и в эту минуту он более доступен кассирше
бродячего цирка с облезшим львом, которую и видел раз в жизни,
чем мне, лежащей с ним рядом.
В эту минуту для нее раскрывается долина
краснолистая, укрытая от изумрудного воздуха
заснеженной горой. Я - слишком близко,
чтобы сойти к нему с небес. Мой крик
его только разбудит. Бедная,
заключенная в своем теле,
а ведь когда-то была березой, была ящерицей,
когда-то ведь выскальзывала из времени и карты,
ежеминутно меняя цвет кожи. А ведь когда-то
умела исчезать под изумленным взглядом,
владела этим ценнейшим из даров. Я - слишком близко,
слишком близко, чтобы ему присниться.
Вытаскиваю онемевшую руку из-под затылка спящего,
прислушиваюсь к иголочкам, что в ней роятся.
На кончике каждой из них, для пересчета,
сидят сброшенные ангелы.

19:48 

улитётечка
маленький доморощенный тиран
Три польских стихотворения. Три автора. Стихи наверняка не самые знаменитые, хотя и из числа известных. Возможно, и не самые лучшие – de gustibus не спорят. Но сегодня будут эти. Я так решила.

Юлиан Тувим

Сказать тебе не смею…

Сказать тебе не смею,
как эта грусть безбрежна.
А день сегодня белый,
а день сегодня снежный…

Сказать тебе не смею,
как мне безмерно грустно:
Ведь ты едва ли знаешь,
что значит слово «грустно».

Едва ль тебе известно,
что значит «грусть безбрежна»,
А ничего не значит…
Кругом так тихо, снежно.

Тебя слова такие,
быть может, отдаляли,
А может, были близки…
Белы, беззвучны дали.

«Седьмая осень», 1922

пер. А. Ахматовой

читать в оригинале

Тувим Ю. Мой город – Лодзь. СПб, 2004. С. 18 – 19.


Тадеуш Ружевич

Новое стихотворение

К.В.

Просыпается сын
что ты делаешь
спрашивает

Я
я ничего не делаю
отвечаю

и слышу в себе нудный голос
кто-то придет
сотрет нас
с поверхности земли
болтающую языком плесень

я закрываю от него
пустое лицо
я поправляю
новое
ненужное стихотворение

1965

пер. Алексея Давтяна

читать в оригинале

Ружевич Т. БЕЗ и другие стихи. СПб, 2002. С. 54 – 55.

Вислава Шимборска

Вьетнам

Женщина, как твое имя? – Не знаю.
Когда и где родилась? – Не знаю.
Зачем ты вырыла эту нору? – Не знаю.
Давно ли в ней прячешься? – Не знаю.
Зачем укусила меня за палец? – Не знаю.
Ты знаешь, что мы тебя не обидим? – Не знаю.
А ты на чьей стороне? – Я не знаю.
Сейчас война, нужно знать. – Я не знаю.
Твоя деревня цела? – Я не знаю.
А это твои дети? – Да.

пер. Анатолия Нехая

читать в оригинале

Шимборска В. Женский портрет. Гатчина, 2000. С. 58 – 59.

18:06 

Хуан Рамон Хименес

улитётечка
маленький доморощенный тиран
Конечный путь

...И я уйду. А птица будет петь,
как пела,
и будет сад, и дерево в саду,
и мой колодец белый.

На склоне дня, прозрачен и спокоен,
замрет закат, и вспомнят про меня
колокола окрестных колоколен.

С годами будет улица иной;
кого любил я, тех уже не станет,
и в сад мой за беленою стеной,
тоскуя, только тень моя заглянет.

И я уйду; один - без никого,
без вечеров, без утренней капели
и белого колодца моего...

А птицы будут петь и петь, как пели.

(пер. А. Гелескула, должно быть, хотя я точно не знаю)

Dead Poets Society

главная