• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:42 

Роберт Браунинг

Тарантасик
Мало знать себе цену - надо еще пользоваться спросом. (c) М. Жванецкий
The Laboratory

ANCIEN RÉGIME
I

Now that I, tying thy glass mask tightly,
May gaze through these faint smokes curling whitely,
As thou pliest thy trade in this devil's-smithy—
Which is the poison to poison her, prithee?

II

He is with her; and they know that I know
Where they are, what they do: they believe my tears flow
While they laugh, laugh at me, at me fled to the drear
Empty church, to pray God in, for them!—I am here.

III

Grind away, moisten and mash up thy paste,
Pound at thy powder,—I am not in haste!
Better sit thus, and observe thy strange things,
Than go where men wait me and dance at the King's.

IV

That in the mortar—you call it a gum?
Ah, the brave tree whence such gold oozings come!
And yonder soft phial, the exquisite blue,
Sure to taste sweetly,—is that poison too?

V

читать дальше

Перевод П. Карпа

18:05 

Мигел Торга

tes3m
Уверенность

Для тебя
я навеки — тайна немая.
И пускай я тебя обнимаю,
пусть мы шутим и рядом идем,
но я понимаю:
когда мы вдвоем,
я — с врагом.

(Перевод Л. Цывьяна)

17:52 

Юлия Друнина

el-se
Когда встает луна, землей владеет море и кажется, что сердце - забытый в далях остров. Ф.Лорка
Белый флаг

За спором — спор.
За ссорой — снова ссора.
Не сосчитать «атак» и «контратак»...
Тогда любовь пошла парламентером —
Над нею белый заметался флаг.

Полотнище, конечно, не защита.
Но шла Любовь, не опуская глаз,
И, безоружная, была добита...

Зато из праха гордость поднялась.

22:10 

Станислав Гроховяк (1934-1976) Перевод с польского Натальи Астафьевой

tes3m
Когда генеральше Браницкой трамваем отрезало ногу,
Садик ее во дворе захирел и засох.
А сетка, его заслонявшая, как вдову защищает траур,
Превратилась в лохмотья проволоки, мусора и стеблей,
На деревянном столе почернели следы от карт,
На дорожке, посыпанной щебнем, распласталась мертвая мышь.

А прежде – я помню – аристократка Браницкая
В платье позапрошлых столетий, в серебряном шлеме волос
Приносила сюда свои хрупкие чашки,
Серебряный кофейник, пирожное на маргарине
И в позе с портрета королевы Марии Людовики
Ожидала трех своих Старушек.

У нее их было три – неизменных, – она их откопала
В Антиквариатах, в Танцевальной Школе, в Пансионе:
Покрытых огромными черными шляпами, как рекой,
Обтянутых корсажами, в которых потрескивали спицы зонтиков.

читать дальше

13:24 

Гюстав Кан (1859-1936)

tes3m
* * *
Что мне, если она любила больше музыканта с флейтой,
Или певца с гитарой,
Или игравшего на цимбалах во время бала,
Что мне, если она любила музыканта с флейтой
Или певца с гитарой?
Я упал на перекрестке
Под саблей верной и острой,
Чьей - музыканта с флейтой или певца?

Не знаю, ночь такая длинная, и долго до конца...

(Перевод И. Эренбурга)

13:02 

Edgar Lee Masters (1868-1950)

Avis.Masya.Armas
Не зная падежов, не говори глупостёв. ©
ДОКТОР ХИЛЛ

Я улицей шел под гору и в гору,
И днем и ночью и в любое время
Болящих бедняков я навещал.
А почему, вы знаете?
Жена питала ненависть ко мне,
А сын пошел к чертям собачьим!
К людям
Тогда я потянулся, чтоб излить
На них мою любовь. Приятно было
Мне на лужайке кладбища увидеть
В день похорон моих толпу народа
И услыхать, как шелестят слова
Печали и любви. Но, Боже мой,
Как задрожала вдруг душа моя,
Не в силах за перила новой жизни
Держаться, в миг, когда увидел я,
Как Эмма Стентон прячется за дубом
С могилой рядом, и когда я горе
Ее увидел.

читать дальше

НЕЛЛИ КЛАРК

Мне было только восемь лет:
Пока не подросла и не узнала,
Что это значит, где мне было взять
Слова для этого! Была я только
Испугана и рассказала маме.
Тогда отец мой вынул пистолет.
И он убил бы Чарли (Чарли было
Уже пятнадцать лет, он был большой),
Когда бы мать его не заступилась.
Но вся эта история ко мне
Прилипла всё же. А потом женился
На мне вдовец лет тридцати пяти –
Он был новоприезжий и услышал
Об этом только года два спустя.
И он тогда решил, что он обманут,
И согласились все, что не была
Я девственницей в полном смысле слова.
Ну, он меня и бросил. В ту же зиму
Я умерла.

читать дальше

Spoon River Anthology (1915)

11:17 

Артюр Рембо

the ha ha wall
"Пьяный корабль"

В стране бесстрастных рек спускаясь по теченью,
хватился я моих усердных бурлаков:
индейцы ярые избрали их мишенью,
нагими их сковав у радужных столбов.

Есть много кораблей, фламандский хлеб везущих
и хлопок английский,- но к ним я охладел.
Когда прикончили тех пленников орущих,
открыли реки мне свободнейший удел.

И я,- который был, зимой недавней, глуше
младенческих мозгов,- бежал на зов морской,
и полуостровам, оторванным от суши,
не знать таких боев и удали такой.

Был штормом освящен мой водный первопуток.
Средь волн, без устали влачащих жертв своих,
протанцевал и я, как пробка, десять суток,
не помня глупых глаз огней береговых.

Вкусней, чем мальчику плоть яблока сырая,
вошла в еловый трюм зеленая вода,
меня от пятен вин и рвоты очищая
и унося мой руль и якорь навсегда.

И вольно с этих пор купался я в поэме

Перевод с французского В. Набокова

13:07 

Элинор Уайли.

tes3m
MADMAN'S SONG

Better to see your cheek grown hollow,
Better to see your temple worn,
Than to forget to follow, follow,
After the sound of a silver horn.

Better to bind your brow with willow
And follow, follow until you die,
Than to sleep with your head on a golden pillow,
Nor lift it up when the hunt goes by.

Better to see your cheek grown sallow
And your hair grown gray, so soon, so soon,
Than to forget to hallo, hallo,
After the milk-white hounds of the moon.


Перевод И.А Кашкина

16:44 

John McCrae

everything is illuminated
северный цвет
In Flanders Fields

In Flanders fields the poppies blow
Between the crosses, row on row,
That mark our place; and in the sky
The larks, still bravely singing, fly
Scarce heard amid the guns below.

We are the Dead.
Short days ago
We lived, felt dawn, saw sunset glow,
Loved, and were loved, and now we lie
In Flanders fields.

Take up our quarrel with the foe:
To you from failing hands we throw
The torch, be yours to hold it high.
If ye break faith with us who die

We shall not sleep, though poppies grow
In Flanders fields.

перевод

02:51 

Федерико Гарсиа Лорка

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
СЕЛЕНЬЕ:
....В переводе М. Цветаевой

На темени горном,
На темени голом -
Часовня.
В жемчужные воды
Столетние никнут
Маслины.
Расходятся люди в плащах,
А на башне
Вращается флюгер,
Вращается денно,
Вращается нощно,
Вращается вечно.

О, где-то затерянное селенье
В моей Андалузии
Слезной...
------------
... Перевод М.Владимирова
----------
На испанском
________
СЕВИЛЬЯ

05:18 

Валерий Брюсов

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
СЛУЧАЙНОСТИ

Я верю всегдашним случайностям,
Слежу, любопытствуя, миги.
Так сладко довериться крайностям,
Вертепы менять на вериги.

Раздумья свободно качаются,
Покорны и рады мгновенью;
И жизнями жизни сменяются...
Действительность кажется тенью.

Я быть не желаю властителем
Судьбы, подчинившейся мере.
Иду я по звездным обителям,
Вскрывая безвестные двери.

Все дни направляются случаем,—
Могу упиваться я всеми,—
И ночи подобны созвучиям
В одной беспредельной поэме.
3 сентября 1900

04:58 

Максимилиан Волошин

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
***
Валерию Брюсову
По ночам, когда в тумане
Звезды в небе время ткут,
Я ловлю разрывы ткани
В вечном кружеве минут.

Я ловлю в мгновенья эти,
Как свивается покров
Со всего, что в формах, в цвете,
Со всего, что в звуке слов.

Да, я помню мир иной -
Полустертый, непохожий,
В вашем мире я - прохожий,
Близкий всем, всему чужой.
Ряд случайных сочетаний
Мировых путей и сил
В этот мир замкнутых граней
Влил меня и воплотил.

Как ядро к ноге прикован
Шар земной. Свершая путь...

***
Отроком строгим бродил я
По терпким долинам
Киммерии печальной,
И дух мой незрячий
Томился
Тоскою древней земли.
В сумерках, в складках
Глубоких заливов,
Ждал я призыва и знака,
И раз пред рассветом,
Встречая восход Ориона,
Я понял
Ужас ослепшей планеты,
Сыновность свою и сиротство...
Бесконечная жалость и нежность...

01:51 

Валерий Брюсов

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
В РАЗРУШЕННОМ МЕМФИСЕ

Как царственно в разрушенном Мемфисе,
Когда луна, тысячелетий глаз,
Глядит печально из померкшей выси
На город, на развалины, на нас.

Ленивый Нил плывет, как воды Стикса;
Громады стен проломленных хранят
Следы кирки неистового гикса;
Строг уцелевших обелисков ряд.

Я - скромный гость из молодой Эллады,
И, в тихий час таинственных планет,
Обломки громкого былого рады
Шепнуть пришельцу горестный привет:

"Ты, странник из земли, любимой небом,
Сын племени, идущего к лучам,-
Пусть ты клянешься Тотом или Фебом,
Внимай, внимай, о чужестранец, нам!
Мы были горды, высились высоко...

Поочередно скиптр вселенской славы
Град граду уступает. Не гордись,
Пришелец. В мире все на время правы,
Но вечно прав лишь тот, кто держит высь!"

Торжествен голос царственных развалин,
Но, словно Стикс, струится черный Нил.
И диск луны, прекрасен и печален,
Свой вечный путь вершит над сном могил.
1913

ДА, МОЖНО ЛЮБИТЬ, НЕНАВИДЯ...

00:50 

Константин Бальмонт

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
Аромат солнца

Запах солнца? Что за вздор!
Нет, не вздор.
В солнце звуки и мечты,
Ароматы и цветы
Все слились в согласный хор,
Все сплелись в один узор.

Солнце пахнет травами,
Свежими купавами,
Пробужденною весной,
И смолистою сосной.

Нежно-светлоткаными,
Ландышами пьяными,
Что победно расцвели
В остром запахе земли.

Солнце светит звонами,
Листьями зелеными,
Дышит вешним пеньем птиц,
Дышит смехом юных лиц.

Так и молви всем слепцам:
Будет вам!
Не узреть вам райских врат,
Есть у солнца аромат,
Сладко внятный только нам,
Зримый птицам и цветам!

05:19 

Уильям Батлер Йейтс

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
... портрет поэта кисти Джона Сингера Сарджента. 1908 год
Источник

РОЗЕ, РАСПЯТОЙ НА КРЕСТЕ ВРЕМЕН

Печальный, гордый, алый мой цветок!
Приблизься, чтоб, вдохнув, воспеть я мог
Кухулина в бою с морской волной -
И вещего друида под сосной,
Что Фергуса в лохмотья снов облек,-
И скорбь твою, таинственный цветок,
О коей звезды, осыпаясь в прах,
Поют в незабываемых ночах.
Приблизься, чтобы я, прозрев, обрел
Здесь, на земле, среди любвей и зол
И мелких пузырей людской тщеты,
Высокий путь бессмертной красоты.
Приблизься — и останься так со мной,
Чтоб, задохнувшись розовой волной,
Забыть о скучных жителях земли:
О червяке, возящемся в пыли,
О мыши, пробегающей в траве,
О мыслях в глупой, смертной голове,-
Чтобы вдали от троп людских, в глуши,
Найти глагол, который Бог вложил
В сердца навеки смолкнувших певцов.
Приблизься, чтоб и я, в конце концов,
Пропеть о славе древней Эрин смог:
Печальный, гордый, алый мой цветок!
Перевод Григория Кружкова

В оригинале

01:39 

Райнер Мария Рильке

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
В СТАРОМ ДОМЕ

Я в старом доме; тишина.
Всю целиком, как на ладони,
я вижу Прагу в медальоне
распахнутого вдаль окна.

Закат давно уже погас,
лишь вдалеке, мерцая скупо,
вздымает свой волшебный купол
загадочный Sankt Nikolas.

Звезда над городом горит,
как будто свет зажегся в храме,
как будто в старом доме "Amen"
мне тихий голос говорит.
перевод Бориса Марковского

ПЛАЧ ПО ИОНАФАНУ

19:32 

Михаил Кузмин

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
«В Кремоне скрипку некогда разбили..

В Кремоне скрипку некогда разбили
И склеили; бездушный, тусклый звук
Преобразился в нежный, полный вдруг,
И струны, как уста, заговорили.

Любовь и скорбь в тех звуках слышны были,
Рожденных опытностью властных рук,
Мечты, и страсть, и трепетный испуг
В сердцах завороженных пробудили.

Моя душа была тиха, спокойна,
Счастлива счастьем мертвым и глухим.
Теперь она мятется, беспокойна,
И стынет ум, огнем любви палим.

Воскресшая, она звенит, трепещет,
И скорбь безумная в ней дико блещет.


читать дальше


08:14 

Стефан Малларме

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*

Наказанный паяц

Плывя в озерах глаз безбрежного лица,
Перерожденьем пьян, со лба стирая мету,
Я занавес прорвал; я, шут, пробился к свету
Зловонных тусклых ламп, чадящих без конца.

Не чуять рук и ног - страшнее для пловца
Измены нет, когда пересекаешь Лету.
Из тысячи гробниц мне не восстать к ответу -
Лже-Гамлету, что так восславил тень отца.

Запел под кулаком бряцающий кимвал,
И наготу мою луч солнечный взорвал;
Я вспыхнул, воссиял жемчужной белизною;

Прогорклый запах кож, безвестный шаг в ночи;
Коварный слой румян водою ледяною
Неблагодарно смыт. Святое, замолчи!

Перевод Андрея Кроткова


На французском, и другой вариант перевода


02:36 

Хорхе Луис Борхес

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*

ТЫ НЕ ДРУГИЕ

Ты не спасёшь написанное теми
Кого твой страх оплакивает, ты не
Другие, лабиринта центр в пустыне
Шагов своих в сгущающейся теми.

Агония Христа или Сократа,
Ни сильного Сидхарты золотого,
Чьё тело умереть опять готово
В лучах зари - не велика утрата! -

Тебя спасти не смогут уже. Прахом
Написанное стало и на ветер
Ты говоришь, но близок ада вечер,

Ночь Бога бесконечна. Вник со страхом
В конец свой и в миг смерти - с дерзновеньем:
Я стану каждым длящимся мгновеньем!
Перевод В. В. Алексеева


Причины


00:48 

Федерико Гарсиа Лорка

*Duine Uasal, File, Oifigeach (Джентльмен, Поэт и Офицер)*
ПЕСНЯ О СЕМИ СЕРДЦАХ


Семь сердец
ношу по свету.
В колдовские горы, мама,
я ушел навстречу ветру.
Ворожба семи красавиц
в семь зеркал меня укрыла.

Пел мой голос семицветный,
разлетаясь легкокрыло.

Амарантовая, барка
доплывала без ветрила.
За других я жил на свете
и живу. Мою же душу
в грош не ставят мои тайны,
и для всех они наружу.

На крутой вершине, мама
(той, где сердце заплуталось,
когда с эхом побраталось),
повстречались я и ветер.
Семь сердец
ношу по свету.
Своего еще не встретил!
Перевод А. Гелескула


на испанском


Dead Poets Society

главная